Все профессии важны, но нам психологи нужны!

Все профессии важны, но нам психологи нужны!

Рассказ нашего партнера о том, как он решил открыть свой бизнес по проверке кандидатов на работу

В начале двухтысячных годов я устроился в одну достаточно крупную московскую компанию. За спиной имелся опыт работы в не менее престижных организациях, но на более низких должностях, который сводился в основном к работе с людьми и документами.

Теперь на мои плечи легли, казалось бы, несовместимые вещи – формирование и ведение всей информационно-аналитической деятельности подразделения, сопровождение договорно-правовой работы, в рамках которой приходилось вести также и учет всех первичных документов и, как теперь это теперь модно выражаться, выступать в роли пресс-секретаря одного из подразделений компании. Функции по подбору персонала в отдел и работа с ним на протяжении всей их трудовой деятельности даже не обсуждались и целиком возлагались на меня. Несмотря на то, что в трудовом соглашении половина из имеющихся обязанностей была не прописана, я вполне успешно справлялся со всеми задачами.

Карьерный взлет произошел для меня неожиданно и, спустя несколько лет, для согласования назначаемых на вакансии руководителей среднего звена требовалась моя закорючка. Я знал свою работу хорошо и относился с предельной пунктуальностью даже к самым незначительным заданиям, но Александр Македонский в этом возрасте уже похоронил своего ближайшего соратника Гефестиона, а я до сих пор ставил свои подписи на листах согласования и готовил многостраничные отчеты и послания своим боссам. Мысли о том, что я засиделся не на своем месте, все чаще стали закрадываться в мою голову и я принялся искать плацдарм для побега.

Идею, в каком направлении двигаться, мне подбросила сама жизнь. В одном отделов нашей компании скоропостижно откланялся этому свету его руководитель, не пережив бурного возлияния в период Новогодних праздников. Меня попросили приехать на работу для согласования кандидатуры на освободившуюся вакансию. Шестого января, по обе стороны длинного стола, разместилось чуть более полутора десятков человек из разряда средней руки руководителей и их помощников. Двое, с испуганными глазами, замов, оставшихся без своего сюзерена, двое со стороны службы безопасности, трое представителей из кадровой службы, представитель автотранспортной службы, юридический отдел, бухгалтерия и еще бог знает кто.

Борис Леонидович, лицо, наиболее приближенное к нашему руководителю – Виталию Степановичу, находилось во главе стола и уже минут сорок вело с нами душещипательную беседу необходимости ведения здорового образа

жизни. За это время упомянутое лицо уже прикончило вторую бутылку нарзана и принялось за ессентуки. На повестке стояло три вопроса: организация проводов почившего, назначение нового руководителя и срочное восстановление в осиротевшем подразделении всех данных по итогам предыдущего года для формирования доклада боссу нашего босса.

Восстановить отчет и доклад о финансово-экономической деятельности не составляло труда, труднее всего было найти лицо, которое подпишет эти документы и будет готово отчитаться за них. Дело в том, что показатели безвременно усопшего начальника не бились с данными в головной организации. Причем серьезно не бились. Поэтому, после подведения итогов уходящего года, ныне покойному руководителю было предложено к 15 января подготовить более развернутый материал.

Все, кто был в теме вопроса, прекрасно понимали, что подписант этих документов с вероятностью в 100% будет похоронен вместе с этим несчастным отделом. Душок, оставшийся после похорон отдела, останется надолго и не даст ему продвигаться вверх по карьерной лестнице ни в этой компании, ни в какой-либо другой. Одним словом, дело попахивало керосином и напоминало ситуацию с немцами в конце января 43-го под Сталинградом. Оставалось только найти своего Паулюса.

Каждый из присутствующих понимал две вещи. Первая заключалась в том, что, если здесь, сейчас и непременно не будет согласована кандидатура начальника отдела, причем не на исполняющего или временно исполняющего, а на настоящего начальника отдела, погоны фельдмаршала будут торжественно вручены кому-то из присутствующих. Судя по лицам, заседавшие энтузиазмом не горели. Но, вторая вещь заключалась в абсолютно противоположном. Каждый из находившихся в кабинете хотел если не приумножить, то хотя бы сохранить свое влияние над осиротевшим отделом, и, что для меня было более очевидно, тараканы в головах заинтересованных лиц забегали в момент получения прискорбной информации о кончине. Я был не исключением, но был на более выгодной позиции, поскольку вся моя сознательная жизнь строилась на работе со статистическими данными, формированием справок, докладных записок, аналитических отчетов. Все, кроме дел бухгалтерских, можно было исправить, подбить или переделать в короткое время, слава богу и опыт, и возможности такие были. Именно поэтому я решил рискнуть. Тем более вероятность, что усопший занимался шибко неприличными делами, была практически равна нулю. Жил он небогато, на деньги был не падок, да и

умом больно не выделялся, поэтому если и спускал куда деньги компании, так это на банкеты и выпивку, выдавая их за корпоративные мероприятия.

Итак, к моменту обсуждения ситуации, у меня было припасено 3 кандидатуры для назначения. Все трое были известны большинству присутствующих, и я не сомневался, что один из них обязательно получит необходимый кворум голосов.

Неожиданно, унылую тишину нарушил голос начальницы правового отдела Анны Павловны. С нотками пренебрежения ко всем присутствующим, за исключением помощника босса, Анна Павловна предложила своего заместителя. Речь ее сопровождалась драматическими пассами руками, дрожанием губ и попыткой упасть в обморок в момент озвучивания кандидата и, в конце монолога, обязательным пусканием скупой слезы.

Все присутствующие, за исключением Бориса Леонидовича, почувствовали себя провалившимися в выгребную яму без надежды на спасение, поскольку Анна Павловна вместе с Леонидычем, рискуя своей репутацией, жертвует своего заместителя ради спасения чести и достоинства самого Виталия Степановича, а группа бездельников и тунеядцев в это время просиживает свои штаны за этим столом и не способна была предложить хоть какое-либо конструктивное решение.

С козырей пошла, - промелькнуло у меня в голове, но я не торопился включаться в эту игру, заняв выжидательную позицию. Для начала необходимо было оценить стоимость лота, предлагаемого Анной Павловной. К слову сказать, бездельников среди присутствующих не было. Каждый из нас занимал определенную должность, и к ней он пробивал дорогу потом и кровью. Приходилось бежать по головам, молчать, когда нужно было говорить, и говорить, кода нужно было молчать. Скелеты в шкафу уже не вмещались и их приходилось сваливать в подвале. Это было сборище проходимцев, лизоблюдов, подхалимов и самовлюбленных индивидуумов, причем достаточно неглупых и пронырливых, готовых ради результата работать в круглосуточном режиме.

Тишина затянулась, и первым ее нарушил представитель службы безопасности. Ребята двадцать лет носили погоны, варились в специфичном для них коллективе, причем большая часть их службы пришлась на девяностые годы. Очень гордились тем, что могли навести шороху в любом из подразделений. Откровенно говоря, даже праведники их слегка побаивались. Семен Семенович, уполномоченный от начальника службы безопасности компании, предложил своего кандидата. Как и ожидалось, это

было резюме отставного полковника, руководившего в свое время неким территориальным отделом и имеющим аж целое юридическое образование, две благодарности и три медали. На сегодняшний день кандидат незаслуженно недооценен и несет службу в качестве начальника охраны на одном из многочисленных объектов компании. Понимание того момента, как данный полковник будет разруливать все риски и вникать тематику проблемы, у Семен Семеновича не было. С его стороны, так сказать, пули вылетели, и он вроде как поучаствовал в спасении репутации Виталия Степановича. Меня это, в принципе, порадовало своей непосредственностью, и я уже был готов озвучить свое предложение, когда неожиданно для всех слово взяла начальник отдела кадров Светлана Александровна.

- Как вы понимаете, меня вчера вызвал на ковер Босс, и мы долго обсуждали свалившуюся на нас проблему.

Акцентировать на том, что совещание у Бориса Леонидовича носило затяжной и бурный характер, ей было не обязательно. Машина босса с водителем ждала Светлану Александровну у подъезда, чтобы унести ее, после решения вопроса, в снежную даль по направлению к даче Виталия Степановича.

- Я, так сказать, - продолжила Светлана Александровна, - после совещания с Шефом - сразу сюда, чтобы передать вам слова, что руководитель хочет услышать фамилию человека, который возьмет на себя это груз ответственности и поедет с ним на заслушивание. Это должен быть такой кандидат, который будет готов не только обозначить сложившуюся ситуацию в отделе и способы ее решения, но и ответить, если что, взяв вину на себя. А если все разрешится нормальным образом, то и взять в свои руки управление отделом и быть порядочным и надежным помощником. Оптимально и справедливо, если этот кандидат будет кто-то из заместителей почившего.

Лица двух замов, с припухлостями в щеках, из-за которых уже не было видно ушей, вдруг осунулись и стали похожи на посмертные слепки египетских фараонов. Глаза стали стеклянными и уставились в направлении Анны Павловны в надежде на спасение. Молодые люди понимали, что с них спросят за каждую копейку компании, потраченную на бесконечных корпоративах и банкетах, а начальник службы безопасности, отрабатывая свой хлеб, подсуетится и приложит справки из органов внутренних дел, в коих данные личности числились постоянными клиентами, так как после

первых трех рюмок в них просыпался дух Альфа-самцов, и банкет, как правило, заканчивался битьем ресторанной посуды, приставанием к посторонним дамам и выяснением отношений с охранниками заведения. После чего милицейский уазик увозил двух замов в известном им направлении.

Народ после речей Светланы Александровны осмелел, и предложения посыпались. Обсуждение приняло вид балаганного междусобойчика. С каждым новым предложенным кандидатом стоимость лота от Анны Павловны размывалась, несмотря на то что из предложенных персон, до этого времени, он был единственным, кто смог бы вникнуть в дела отдела и, может быть, найти оптимальный выход.

Молчать дальше уже было нельзя, и мне пришлось взять слово. Если быть кратким, то речь началась с образного введения в то, что сегодня каждый из нас выступил в роли Создателя, посылающего своего единственного сына на заклание, и я, вот, готов присоединиться и отдать любого из своих троих. Но, чтобы быть справедливым, я попрошу при оценке руководствоваться еще моральными качествами кандидатов, поскольку Виталий Степанович в своем послании акцентировал психологическую устойчивость человека, чтобы тот не дрогнул ни во время заслушивания, ни в процессе работы в дальнейшем. Аудитория мысленно покрутила пальцем у виска, а Анна Павловна моментально подала свою реплику:

- Спуститесь на землю, молодой человек, вам здесь не Советский союз и не НКВД. Как вы получите гарантию о моральной устойчивости кандидата, да еще с подписью?

На это и был мой расчет, я плавно перевел тематику обсуждения в сторону представителей кадрового аппарата и службы безопасности, мол может они помогут выбрать из всех представленных кандидатур того единственного.

Все это время, Борис Леонидович безучастно потягивал уже вторую чашку кофе, заваренного секретарем Аленой Игоревной. Ессентуки давно закончились, поэтому к кофе было подано мороженное пломбир и печенье. Борис Леонидович ждал предложений и, все понимали, что после допитой чашки кофе и доеденного мороженного должна наступить развязка.

Светлана Александровна сориентировалась моментально. Мы, - заявила она,- осуществляем только прием работников, их кадровое сопровождение, выявляем психоэмоциональное состояние кандидатов. Дать стопроцентное заключение о том, как поведет себя человек в той или иной ситуации, даже

бог не сможет. Да и право доступа к личным делам имеет только Виталий Степанович, никому из вас знать об их содержании не положено.

Борис Леонидович зашевелился. Сквозь густую шевелюру его бороды было видно, как он усиленно покусывает губы, одновременно пытаясь слизнуть остатки прилипшего к шевелюре шоколада. Похоже, ситуация пошла по управляемому сценарию, который устраивал всех присутствующих, кроме Анны Павловны, которая хотела пропихнуть своего заместителя на освободившуюся вакансию любой ценой, при этом не подставляя свою неимоверных размеров мишень под удар.

Оптимально было бы принять предложение Анны Павловны, но только в том случае, если бы оно было единственным. В копилке появилось уже девять кандидатов, но принимать решения самостоятельно он не хотел, так как в случае провала, с него будет такой же спрос, как и с того, кто предложил этого кандидата. Вариант, когда выбор ложится на весь коллектив и совершается на основе анализа не только мнений коллектива, но и на основе неких официальных заключений, желательно с подписью ответственных лиц, устраивал старого номенклатурщика больше всего. В данном случае, как себе представлял Борис Леонидович, это должны быть заключения психологов и службы безопасности, характеристики от руководителей кандидатов.

Мне оставалось только ждать решения коллектива и Бориса Леонидовича. Весь расчет моих действий заключался в следующем: будучи работником отдела кадров по прежнему месту работы, я был хорошо знаком с методиками психологического тестирования кандидатов и применял их в своем отделе регулярно, понимая, что психоэмоциональное состояние работника может меняться в зависимости от внешних обстоятельств (развод, семейные неурядицы, финансовые проблемы и прочее).

Все трое замов, перед тем как попасть ко мне были проинструктированы мною по порядку прохождения собеседования в кадровом аппарате, в отделе службы безопасности и заполнению опросников в кабинете психологов. С последним заданием пришлось поработать у меня дома, пока результаты опросников не стали идеальными. К тому же, это изначально настроило каждого из моих будущих замов, к тому, что в отделе, в котором они будут работать должно быть все идеально. Кстати, результат назначения зависел не от меня, каждого из них согласовывали, как минимум, четыре кабинета. И надо отдать должное, что при рассмотрении более десятка кандидатов на место попали именно мои протеже. Немаловажным, при

принятии решения о назначении именно моих кандидатов, как я думаю, являлись идеальные результаты, отображенные в заключениях психологов.

Борис Леонидович объявил всем присутствующим 30-минутный перерыв, за исключением работников отдела кадров и службы безопасности, коим была поставлена задача подготовить материалы по каждому из кандидатов. Папочки по каждому из присутствующих кандидатов оказались в руках Бориса Леонидовича в указанный срок. Они выглядели гораздо толще, чем я себе представлял. Более того, я не рассчитывал, что безопасники, в нарушение действующих протоколов, притащат на обсуждение свое барахло из подвалов. Действующий регламент предприятия не предусматривал полномочий доступа должности, которую занимал Борис Леонидович, к сведениям, которые находились руках у Светланы Михайловны и у представителя службы безопасности, поэтому наш перерыв затянулся еще минут на сорок, Борис Леонидович позволил наконец себе выйти подышать морозным воздухом на улицу, а кадры и безопасность принялись строчить краткие справки по кандидатам.

Безопасники по каждой рассматриваемой персоне выдали примерно одинаковые заключения, в которых содержалось следующая информация – не привлекался, не нарушал, не значится, не установлено и еще десяток строк с аналогичными формулировками. Несколько фамилий, в отношении которых были проведены служебные проверки по факту опоздания или невыхода на работу и прочих мелочей были выделены жирным желтым маркером и далее не рассматривались. Судьбу оставшихся шестерых, среди которых было двое моих и один от Анны Михайловны, решали Борис Леонидович, Светлана Александровна и безопасник Семен Семенович.

Первые двое вылетели после ознакомления с результатами опросника «Методика диагностики личности на мотивацию к успеху» Т. Элерса, показав низкий и средний уровень мотивации к успеху, данные опросника Кеттела показали по одному из них недостаток самоконтроля и индифферентность, по второму – простоту и отсутствие самоанализа.

Кандидат от Анны Михайловны, действительно оказался незаурядным, поскольку заключение психологов по результатам опросников действительно поражало воображение: согласно результатам «Теста описания поведения личности в конфликтной ситуации» К. Томаса, данный кандидат склонен к соревнованию и достижению поставленных целей

любой ценой; по данным опросника Кеттела, опрашиваемый зачастую проявляет скептицизм, склонность к экспериментированию и нововведениям. Результаты опроса по «Диагностике межличностных отношений» (методика Т.Лири) показали, что опрашиваемый имеет авторитарный тип личности, не склонен принимать советы других и стремится к лидерству

Желание достичь цели любой ценой, даже в ущерб окружающим, - примерно такая формулировка из заключения и испугала Бориса Леонидовича. В любой другой ситуации данная кандидатура рассматривалась бы в качестве перспективного управленца с далеко идущими планами, но не сейчас, когда судьба Виталия Степановича, а значит и наша судьба, зависела от человека, который готов был бы принять на себя удар за чужие просчеты и, несмотря на то, что так было не принято в этой компании, повести себя правильно и порядочно.

Когда заключение психолога по одному из моих кандидатов попало в руки Бориса Леонидовича, я это понял сразу. Номенклатурщик встал из-за стола с листком бумаги, принялся его рассматривать с разных сторон. Правая рука стала теребить бороду, пытаясь нащупать застрявшие куски печенья. Скорее всего он остановился на разделе результатов исследования по методике Т.Лири « Диагностика межличностных отношений», в котором мой кандидат преподносился как ответственный по отношению к окружающим, деликатный в общении, способный подбодрить и успокоить окружающих, бескорыстный в отношениях. Окончательную точку в принятии решения поставили результаты теста «Описание поведения личности в конфликтной ситуации» К. Томаса, где предполагалось, что поведение моего кандидата при попадании в конфликтную ситуацию будет склонным к конструктивному сотрудничеству и нахождению компромиссных решений.

Вот, в принципе, в решении вопроса и была поставлена точка. Мой человек помчался принимать дела отдела, я помог ему с разгребанием завалов, допущенных прежним руководителем, и подготовкой информационно-аналитической справки, которая так и не пригодилась, поскольку Виталию Степановичу доложили о смерти нашкодившего начальника и назначении нового - молодого и рьяного. Комиссия конечно же приехала, промурыжила бухгалтерию, договорной отдел и отдел продаж. Ничего серьезного не нашла. Из результатов их отчета, если читать сквозь пальцы, можно подытожить следующее: предыдущий начальник допустил значительные просчеты в деятельности отдела, но злого умысла не имел – просто дурак.

Ну а я с еще большим энтузиазмом принялся изучать основы психологии, в том числе основы психологического тестирования. Психологом я не стал, но через десять лет я ушел из компании и создал свою. Теперь, вот, оказываю помощь работодателям в проверке кандидатов на работу.